17:11 

неделька бнха

Суса~
то ли я чимин то ли кто
09.08 (вторник) - villain!ау + спокон!ау

рестлинг же покатит за спокон, да? :lol:
Уже обуваясь, Киришима привычно открыл контакты на телефоне и застыл. Прямо сейчас он собирался, как и всегда, позвонить Бакуго и позвать на свой матч. Тот бы вывалил на него поток ругани и отключился, но потом все равно бы пришел посмотреть.
Киришима сжал телефон, и под пальцами затрещал пластиковый корпус. Надо было послушать Бакуго в тот раз и купить со стальным.
Дисплей потух, и в коридоре стало немного темнее.
Больше Киришима не мог просто так позвонить ему и позвать на матч. Потому что теперь они были друг другу никем.
Спрятав телефон в карман, Киришима накинул легкую куртку с глубоким капюшоном, подхватил спортивную сумку и вышел из дома. До матча оставалось полчаса, и он мог попросту опоздать, схлопотав техническое поражение.

Сегодня у него был бой с ТецуТецу. Рекламная кампания разошлась не на шутку. Плакаты пестрели идиотскими слоганами вроде “Тецу против Бунтаря! Братья не поделили ринг! Бой не на жизнь, а на смерть!”. На огромных мониторах, висящих над ареной, крутили нарезку из лучших моментов в матчах. Зрители вопили, свистели, гремели, создавая нестройную какофонию звуков. Эхо этого шума проникало и в гримерку Киришимы.
Настроение было паршивое, с таким нельзя выходить на ринг. ТецуТецу точно раскатает его, как малыша.
Закрепив на затылке маску и поправив наплечники, Киришима взял со стола сценарий и еще раз пробежался по нему глазами. Выиграть должен был Тецу, а он - проиграть. Фанаты освистают его, и повезет, если не закидают тухлятиной. Можно подумать, ему самому нравился такой расклад.
Киришима вздохнул, отложил листы и едва не потер лицо ладонями, вовремя опомнившись, – хоть это было и опасно, маску он по-прежнему носил стальную. Ему просто придется следовать сценарию и слушать продюсеров, потому что иначе в высшую лигу ему не пробиться.
Когда ты уже три года подряд болтаешься на посредственных аренах, выбирать не приходится.

Идя по коридору между трибунами, слыша их ликование, музыку и объявление ведущим своего имени – “Мужественный Герой! Гроза злодеев! Преемник Алого Бунтаря! Кр-р-р-расны-ы-ы-ый Бу-у-у-у-унта-а-а-арь!” – Киришима ощущал, как его едва ли отпускает. Выходя на ринг, он всегда забывал обо всем, что его мучило и не давало покоя. Так было раньше, а сейчас на душе было паршиво. Наверное, навалилось все вместе: череда проигрышей (не понятно, что промоушен хотел выжать из него), сегодняшний бой, расставание с Бакуго – тогда они поругались, подрались, и больше Бакуго не приходил к нему, а синяки сходили еще целую неделю.
Вот какого хрена он вспомнил это именно сегодня?
На ринге Киришима едва смог улыбнуться и крикнуть приветствие своим немногочисленным фанатам – тем, кто остался с ним после целой серии поражений. Он должен был быть благодарным за их поддержку. На секунду ему показалось, что он видит в топе Бакуго, но он моргнул, и все пропало.

Уже во время отыгрыша, когда по сюжету Тецу поднял его над головой и бросил на канаты, Киришима снова увидел его.
Бакуго сидел в тени огромного экрана над ним и смотрел на Киришиму своим обычным взглядом, как будто не было трех недель порознь.
Киришима висел на верхнем канате, цепляясь отбитыми руками, и улыбался, как дурак.
– Если ты проиграешь, я сам начищу тебе морду, придурок, – прочитал Киришима по его губам и словил зверскую улыбку.

– Киришима-кун, ты ведь понимаешь, что я делаю все, чтобы ты попал в высшую лигу? – старик Кумагири соединил кончики своих пальцев и смотрел поверх них на Киришиму.
Киришима понимал только то, что на нем делают огромные бабки, выставляя на ринг как грушу для битья. И сегодня эти деньги старик Кумагири потерял.
– Я надеюсь, что ты подумаешь об этом. И о том, что ты будешь делать дальше.
Старик Кумагири выразительно посмотрел на дверь, и Киришима, кивнув, вышел из кабинета.
– Ну что, тебя выперли из про-рестлинга, неудачник?
Киришима почувствовал, как на секунду сердце перестало биться. Он обернулся – Бакуго стоял, привычно ссутулившись и запихнув руки в карманы, хмурился.
– Нет, но я на грани, – усмехнулся Киришима. Странно было вот так просто разговаривать.
– Если ты не покажешь характер, тебя по-любому выкинут, как бесполезный хлам, – Бакуго ухмыльнулся, сверкая глазами из-под челки.
И Киришима понял – на самом деле понял – как сильно он скучал эти три недели. По этому голосу, по этому взгляду. По Бакуго.
– Эй, – позвал Киришима и все-таки подошел к Бакуго. – Ничего, если я поцелую тебя?
– Валяй, – ответил Бакуго, забрасывая руку на его шею.

я едва не забыла :lol:
13.08 (суббота) - канон + modern!AU
оос, пвп, влажные фантазии автора, бета не ночевала :facepalm:


бакушима, на ключ "кусаться до крови", R за маты, 581 слово

– Блядь!
Рассматривая в зеркало свои искусанные шею и плечи – нет, скорее изувеченные в мясо – Бакуго не выдержал и снова выругался:
– Ну блядь же! Киришима, мать твою, засранец! Тащи сюда свою паршивую задницу!
В комнате раздалась возня, потом бурчание и шаркающие шаги.
Бакуго нахмурился еще сильнее – в самом деле, даже брови уже начинали болеть, но он был чертовски зол, – и придвинулся ближе к зеркалу, рассматривая особо смачный укус в основании шеи. Кожа там пестрела великолепием бардово-фиолетовой палитры и взрывалась болью от любого прикосновения. Кое-где даже были видны капельки запекшейся крови.
Ну все, подумал Бакуго, пизда тебе.
Киришима больно долго тащился до ванной. Это еще больше раздражало, чем уже было. Переступив с ноги на ногу, Бакуго отстраненно подумал, что забыл включить обогрев полов – пальцы сводило от холода. В этот же момент в проеме показался Киришима. Он был голый по пояс, взъерошенный и сонно потирал лицо ладонью.
– Чего? Что ты орешь с самого утра?
Бакуго набрал побольше воздуха, чтобы сначала высказать все, что думает по поводу Киришимы, его зубов, секса с ним и его родословной, а потом навалять, но Киришима опередил его и пристроился сзади, обнимая за пояс.
Немного сгорбившись – засранец умудрился обогнать в росте, – он положил подбородок на плечо Бакуго и прижался еще сильнее.
– Ты не ахуел случайно? – едва сдерживаясь, осведомился Бакуго. Рожа Киришимы в отражении было уж чересчур довольная.
– Ммм, нет, – хмыкнул он и потерся за ухом Бакуго носом, потом лизнул там же и в довершении звонко поцеловал чуть ниже.
Шею Бакуго пронзило противной болью, он зарычал и двинул локтем назад.
Они так давно были вместе, что, кажется, Киришима уже на одних условных рефлексах активировал причуду в том месте, куда через секунду прилетал удар Бакуго.
И это чертовски бесило.
Бакуго зашипел от боли, ощущая, как от локтя по всему предплечью расходятся парализующие импульсы.
– Так чего ты хотел? – спросил Киришима и провел языком по особо больнючему укусу, который сам же и оставил.
Это было больно и, как на зло, приятно.
– Ты заебал кусаться, – уже спокойнее сказал Бакуго и прикрыл глаза, продолжая наблюдать за отражением.
Все-таки, Киришима удивительно действовал на него. То бесил до красных сполохов перед глазами, то, как сейчас, Бакуго начинал потихоньку плавиться от его тепла, от его движений, от его слов.
Иногда это сильно волновало Бакуго, а иногда – как сейчас – нет.
– Если ты еще раз укусишь меня, я сверну тебе шею, а твой труп подорву десять раз.
– Черт подери, какой же ты злой и жестокий, – усмехнулся Киришима, запустил пальцы в волосы Бакуго на затылке и с силой наклонил его голову вперед. – Но я тебя не боюсь. Ты же знаешь это? И мы оба знаем почему.
Бакуго не ответил. Он вцепился в край раковины и как будто со стороны наблюдал, как по эмали расходятся тонкие трещинки.
Киришима шумно выдохнул, заставляя тонкие волоски на шее Бакуго встать дыбом, и плавно двинул бедрами, прижимаясь стояком между ягодиц. И в этот же момент он вонзился зубами в загривок Бакуго – не нежно, не ласкающе – а так, будто хотел выдрать его позвоночник.
Бакуго зажмурился и кончил в трусы. Киришима сзади ритмично двигал бедрами, вжимаясь в его зад, зализывал оставленный укус и тихо постанывал.
– Бляяяядь, – выдохнул Бакуго, сжимая кулак и превращая осколок раковины в нем в мелкую крошку, – готовься подохнуть!
Киришима напрягся, обмяк – тоже кончил – и снова посмотрел в зеркало.
– И я тоже тебя люблю, – сказал он и скользнул руками вверх, обнимая Бакуго поперек груди.


бакушима, на ключ "потерять контроль над квирком во время оргазма", NC-17, 1,6к слов

– Скинем? – с азартом предложил Эйдзиро и вытянул вперед руку с сжатым кулаком.
– Ты проиграешь, – оскалился Бакуго и тоже вытянул руку. – Снова, хах.

– Да ну нахрен… – протянул Бакуго, неверяще уставившись на свою раскрытую ладонь, словно она предала его.
– О да, все так и есть, я-ху! – Эйдзиро чувствовал, будто сейчас лопнет от счастья. Впервые он выиграл в джан-кен-пон.
Дотянувшись до Бакуго, он зажал между указательным и средним пальцами его ладонь, словно собирался разрезать ножницами, которые выкинул.
Бакуго тряхнул рукой, сбрасывая его пальцы, и глянул исподлобья.
– Ну-ну, – выдохнул Эйдзиро, еле сдерживая смех, придвинулся ближе и обнял Бакуго за плечи. – Я буду нежным, тебе понравится.
– Заткнись, – Бакуго сузил глаза, но не стал сопротивляться, когда Эйдзиро уложил его на спину. – Я никогда не проигрывал тебе. Ты мухлевал что ли, скотина?
– Эй, это даже обидно! Я не мухлевал, все честно, – Эйдзиро хотел сделать вид, что обиделся, но у него не получилось. Лежа сверху на Бакуго, он начал немедленно заводиться и уже хотел сделать все те вещи, которые очень долго планировал на случай победы. Правда все никак не мог выбрать, с чего начать.
– Просто признай уже, что сегодня ты снизу, – улыбнулся Эйдзиро и поцеловал подбородок Бакуго. – Или ты боишься?
Бакуго под ним напрягся, и Эйдзиро ухватился рукой за спинку кровати и уперся коленями в матрас – на случай, если Бакуго захочет его сбросить.
– Ничего я не боюсь, – он вдруг улыбнулся, расслабился, обхватил ладонями шею Эйдзиро сзади. – Просто мне нравится как ты даешь. Но один раз, так и быть, можно поменяться.
У Эйдзиро по спине, вдоль позвоночника побежали колкие мурашки. Он сглотнул, наклонил голову и прижался к губам Бакуго, которые тут же раскрылись навстречу. Целоваться Бакуго любил и умел.
Правда, обычно их поцелуи выглядели скорее как борьба за ведущую роль. Но сегодня Бакуго целовался расслабленно, позволяя проникнуть в свой рот, посасывал кончик языка Эйдзиро и ерошил его волосы на затылке.
Ни с чем сравнить эти ощущения Эйдзиро не мог. Это впервые было у них так нежно и медленно.
Эйдзиро поплыл, продолжая двигать языком во рту Бакуго, расслабился и полностью лег сверху, вклиниваясь коленями между его ног. Бакуго обхватил его ноги своими, медленно двигая ими вверх и вниз, пытаясь задрать штанины пятками.
Эйдзиро отчего-то не мог нормально дышать через нос и отстранился, когда в груди уже начало гореть.
– Ты сегодня такой… – Эйдзиро замолк, пытаясь подобрать нужное слово. Нежным Бакуго назвать было нельзя, потому что он попросту таким не был. Сексуальным – о да, но таким он был все время. Что-то между нежным, сексуальным, покорным и затаившимся.
– Придурок, – выдохнул Бакуго, легкими касаниями губ очерчивая линию челюсти Эйдзиро, – ты собрался поговорить или займешься делом? Я могу и передумать.
От его прикосновений по шее побежали мурашки, Эйдзиро прикрыл глаза и потерся о пах Бакуго. Оба они уже были готовы, и Эйдзиро застонал, когда Бакуго в ответ вскинул бедра вверх.
Нужно было скорее избавиться от одежды, но для этого пришлось бы отлепиться от пышущего жаром Бакуго – этого не хотелось. Эйдзиро выругался про себя, пожалев, что не предложил раздеться заранее.
За него решил Бакуго.
– Я хочу раздеться, – хмыкнул он и столкнул с себя Эйдзиро.
Раздевались в молчании и быстро, Эйдзиро не терпелось прикоснуться к Бакуго, огладить его голое и влажное от пота тело. Не то что бы он не делал этого раньше, просто сейчас все воспринималось как-то по-другому. Эйдзиро хотел Бакуго, хотел ощутить, как это – не принимать, а взять его.
Едва Эйдзиро бросил на пол трусы – последнее, что он снял с себя, – Бакуго кинул ему в руки флакон со смазкой и презерватив. Потом он лег на живот, раздвинув ноги и слегка приподняв зад, подложил одну руку под щеку, а вторую убрал под живот.
Эйдзиро сжал в руке смазку и уставился на молочно-белую задницу Бакуго. Тот точно издевался – вел себя так, мол, раз хотел, вот и делай всю работу, а я буду наслаждаться. Эйдзиро хмыкнул и уселся между разведенных ног. Раз так, то он еще заставит Бакуго стонать под ним и просить еще, чтобы не выпендривался.
Сначала Эйдзиро надел презерватив, чтобы в ответственным момент не возиться с ним. Бакуго в этот момент, кажется, был полностью расслаблен и медленно дрочил себе, вздыхая от удовольствия. Он вздрогнул, когда Эйдзиро со щелчком открыл флакон со смазкой и щедро вылил ее на его задницу: на ягодицы, между ними и чуть-чуть на поясницу. Наверное, она была холодная – Эйдзиро не так долго держал ее в руках, – потому что спина Бакуго покрылась мурашками.
Отбросив ополовиненный флакон, Эйдзиро принялся обеими ладонями размазывать гель по ягодицам и между ними. Бакуго еще немного приподнял бедра, и смазка потекла ниже по промежности, закапала с поджавшихся яичек.
Подавив желание подрочить, Эйдзиро прикоснулся пальцами к сжатой дырке и начал разминать. Во рту пересохло от предвкушения.
– Не больно? – прохрипел Эйдзиро, когда на две фаланги вставил палец.
Бакуго был жутко напряжен и не пускал его дальше.
– Нормально, продолжай.
По его голосу было не понятно, действительно ли все нормально. Эйдзиро решил продолжить – протолкнул палец чуть дальше, другой рукой поглаживая Бакуго по пояснице. Вряд ли Бакуго это сильно помогло, это больше помогало ему самому, потому что он непонятно с чего разволновался. Все-таки у Бакуго это впервые раз…
Круговыми движениями Эйдзиро попробовал размять и расслабить Бакуго внутри. Медленно, но это помогало, и скоро Эйдзиро вставил второй палец, уже свободно двигая ими внутри. Бедра Бакуго расслабились, и он снова начал дрочить себе.
Эйдзиро казалось, что он мог бы так вечно: трахать Бакуго пальцами, ловить всего его ответные движения и слушать тихие, явно сдерживаемые стоны. Но в какой-то момент, – наверное тогда, когда Бакуго начал подмахивать, сам того не осознавая, кажется, – ему захотелось поскорее вставить, насадить Бакуго на свой член и хорошенько отодрать. Чтобы знал, как это хорошо бывает.
Эйдзиро резко вытащил пальцы – он мог поклясться, что видел, как задница Бакуго дрогнула, едва не потянувшись вслед за пальцами, – и привстал на колени. Взялся за бедра Бакуго и потянул его выше и на себя. Бакуго зарычал и дернул ногой, пытаясь лягнуть Эйдзиро – он зверски ненавидел, когда им пытались управлять. Даже в сексе.
Эйдзиро не обратил на это внимания – сегодня он был главный, как ни крути, и нечего было рычать.
Приставив головку ко входу, Эйдзиро надавил, плавно входя на всю длину. Бакуго совсем не сопротивлялся, был также расслаблен. Внутри него было восхитительно горячо и узко. Эйдзиро замер на время, когда его бедра соприкоснулись с ягодицами Бакуго. Кажется, что он мог кончить от малейшего движения. Бакуго сорвано дышал, и Эйдзиро вторил ему. Голова кружилось.
– Блядь, ты чего там сдох, что ли, – взвыл Бакуго, резко дергая бедрами, и у Эйдзиро перед глазами посыпались искры. Как же это было чертовски хорошо!
Крепко перехватив бедра Бакуго, он вышел совсем чуть-чуть и сразу резко засадил, снова пытаясь поймать это головокружительное чувство.
Он начал быстро, насколько хватало сил и дыхания, двигать бедрами. Кожа их соприкасалась со звонкими шлепками; Бакуго упирался руками в изголовье, напряженный, как струна, он выгибался и рычал, двигая задницей навстречу.
Сердце колотилось где-то в горле, норовя придушить Эйдзиро. Задыхаясь, он опустился, прижимаясь к спине Бакуго, вдавливая его в матрас своим телом и своими движениями. Потная кожа скользила под пальцами, но Эйдзиро ни за что не выпустил бы Бакуго из своих руки, не перестал бы толкаться в него, словно хотел войти в него полностью весь, без остатка.
Скоро Эйдзиро сбился с ритма, начав беспорядочно двигать бедрами, почти не выходя из Бакуго. Он чувствовал подкатывающий оргазм, еще немного и он бы кончил. Он балансировал на самом краю перед тем как сорваться и ослепнуть от накрывшей его волны. Прижавшись к спине Бакуго так плотно, как только мог, Эйдзиро терся лицом о его затылок и шею, бормотал о том как ему хорошо, и двигал, двигал, двигал бедрами не попадая в один ритм с Бакуго. Пальцы соскальзывали с его потных боков, и Эйдзиро сжимал руки все крепко, едва ли еще чувствуя в себе силы, чтобы продолжить, но и остановиться он не мог, как заведенный вбиваясь в тугой, горячий зад Бакуго.
Оглушенный, едва способный дышать, Эйдзиро вдруг почувствовал, как бешено сжимается вокруг него Бакуго, как его тело дрожит, напряженное, словно камень. И как будто сквозь воду до него доносятся глухие отзвуки взрывов.
Эйдзиро непонимающе поднял голову, удерживая Бакуго за талию, продолжая трахать его, и увидел, как из-под его ладоней, сжимающихся на спинке кровати, вырываются искры и клубы едкого дыма.
Бакуго кончал, выл в подушку и не мог удержать свою причуду.
Эйдзиро ослеп. Оглох. Все его тело парализовало, нанизанное на иглы удовольствия. И даже дышать удавалось с трудом. Он кончил, до кровоподтеков сжимая бока Бакуго. Идаже, кажется, на секунду потерял сознание.
Медленно приходя в себя, Эйдзиро ощутил, как сильно бьется под его грудью чужое сердце.
Пахло гарью – этот запах перебивал все остальные.
Бакуго лежал под ним, полностью расслабленный. Должно быть, его накрыло так сильно, что он даже не велел Эйдзиро немедленно съебывать с него. Он продолжал слабо держаться за обгорелую спинку руками, уткнувшись лицом в подушку.
Эйдзиро сам скатился с него. Тело наполняла приятная тянущая усталость. Ощущения были не лучше и не хуже, чем когда он был снизу.
– Эй, Бакуго, ты там живой? – Эйдзиро потормошил его за плечо и получил в ответ невнятное бормотание. Через подушку было нихрена не слышно.
– Да блядь, живой, – сказал Бакуго, наконец отлипнув от подушки. – Это какой-то пиздец, ты мне должен кровать.
– Чего?! – возмутился Эйдзиро, привставая на локте. – Тебе было так хорошо, что ты даже подорвал собственную кровать, пока кончал, и это я виноват?! По-моему, ты должен меня благодарить, – обиженно закончил Эйдзиро и лег обратно, – я доставил тебе неземное удовольствие.
– Пошел нахуй, – Бакуго сел спиной к Эйдзиро и принялся лохматить свои волосы. – Блядь, ну невообразимый пиздец!
Эйдзиро хотел еще что-то сказать, например, предложить повторить или еще что-то такое, но увидел кончики розовеющих ушей Бакуго и довольно улыбнулся, укладываясь на подушке. И плевать, что от нее пахло гарью.


шигадаби, на ключ "не снимать руки во время секса", NC-17, 586 слов

– Ты можешь делать это быстрее?
Шигараки раздраженно шипит, и его задница сжимается, выбивая искры из глаз Даби и, наверное, из его члена тоже.
Даби прижимается грудью к спине Шигараки и шепчет, нарочно задевая губами край уха:
– Боишься, что кто-нибудь увидит, как я имею тебя? – Даби хмыкает и с силой засаживает, их кожа соприкасается со звонким шлепком. – Не волнуйся, все и так в курсе, какой у них похотливый босс.
– Я не…
“...боюсь” теряется в заглушенном стоне. Ладонь на лице Шигараки закрывает его рот. Даби интересно, удобно ли ему дышать с этой штукой на лице? Прочем, не так уж это и важно. Даби перехватывает худые бледные бедра сильнее и тянет на себя: раз, другой, третий.
Шагараки давится стонами. Слишком уж гордый, чтобы показать, как ему хорошо и нравится, что его имеют в задницу.
Даби не знает, первый он или один из: они никогда об этом не говори. Впрочем, Даби не сильно заморачивается с этим. Тогда, в первый раз, все вышло довольно спонтанно, и вот теперь они оба в подворотне, отделились от группы, трахаются на задании как кролики во время гона.
Слишком приятно, чтобы и дальше думать о чем-то постороннем. Даби скользит ладонями под водолазку Шигараки, чтобы обхватить пальцами его соски: сжать, выкрутить, так, чтобы Шигараки взвыл от боли и сжался, а еще, наверное, кончил. Даби закусывает губу в предвкушении и разочарованно выдыхает, натыкаясь на препятствие: пальцы ладоней, находящихся у Шигараки подмышками, аккурат прижимают соски.
– Эй, – снова вплотную прижимается к спине Шигараки, гладит его живот и надавливает на лобок, вставляя ему глубоко и сильно. – Скажи, этими ладонями ты играешь с собой, а? Эти пальцы, наверное, шевелятся и трогают твои соски, да? Да ты извращенец, раз делаешь это у всех на виду.
Даби усмехается и лижет ухо Шикагарки, выглядывающее из-под спутанных волос.
– В твоей тупой башке сплошное дерьмо, – почти рычит Шигараки – он на грани того, чтобы кончить, и как раз тогда Даби замедляется, скользит в нем плавно и мучительно. – И хватит тупить, у нас мало времени, я хочу кончить, тупой ублюдок!
Он заводит руку за спину и впивается костлявыми пальцами с голую ягодицу Даби, давит и скребет обломками ногтей – больно.
– Ах, – выдыхает Даби, – как пожелаешь, уродливый извращенец.
Перехватив Шигараки поперек груди, Даби сжимает ладонь под его челюстью и начинает двигаться так быстро и сильно, как может. Шигараки надсадно стонет, подталкивает его в себя и хватается скрюченными пальцами за стену перед собой.
Такой зверский темп они оба выдерживают недолго: Даби чувствует, как дрожат его бедра от напряга и подступающего оргазма, чувствует легкое онемение в паху – вот-вот кончит.
Кадык под ладнью бешено ходит вверх-вниз: Шигараки часто сглатывает, невнятно мычит. Он привстает на носочки, напрягается всем телом, и его задница начинает хаотично сжиматься, утягивая Даби в ослепительный оргазм.

Они почти заканчивают приводить себя в порядок – Даби застегивает штаны, а Шигараки вытирает смазку с бедер и задницы, – когда Твайс выглядывает из-за угла.
– Босс, Даби! Что вы тут делаете? – он на секунду замолкает и тут же орет, как подорванный: – Мне нихрена не интересно, бля!
У Шигараки лицо, выражающее все презрение мира – ну, этого не видно из-за ладони, но Даби предполагает, – он бросает смятую салфетку к грязной стене, ссутуливается и неожиданно быстро выскользает из подворотни, оттолкнув Твайса. Даже говорить что-то он считает ниже своего достоинства.
Даби догоняет его и тихо, чтобы не услышали остальные, спрашивает:
– Может в следующий раз без твоих стремных рук?
– Отвали, – быстро отвечает Шигараки.
Слишком быстро для того, чтобы Даби поверил, что ему действительно следует отвалить.


мизава, на ключ "секс в общественном месте", NC-17, 728 слов

Айзава шикал, как заведенный, безуспешно отталкивал руки Мика и безбожно, умопомрачительно краснел.
– Прекрати, прекрати, придурок, идиот озабоченный, что ты делаешь, че-е-ерт…
Мик облизал губы и сильнее сжал ладонь на промежности Айзавы, ощущая сквозь брюки твердый член.
Автобус спокойно катил по шоссе, мерно вибрируя.
Они сидели в самом конце, на последних двух местах, слева лежали сумки. Никто их не видел. Но Айзава все равно упрямился, ругался, отталкивал.
Мик навалился сильнее, задышал глубже, ощущая мягкий запах Айзавы – шампунь, немного пота и собственный запах тела.
– Тише, никто не смотрит, все спят, – Мик облизал губы, потер сквозь брюки член Айзавы и выдохнул.
Собственный член мучительно упирался в шов. Перед глазами плыло – так хотелось, чтобы Айзава тоже потрогал, а еще лучше пососал, но это было из разряда фантастики, и Мик предпочитал не тешить себя несбыточными мечтами.
Мик вывернул пуговицу из петли, бесшумно расстегнул ширинку и забрался пальцами в трусы Айзавы. Тот зажмурился и уперся затылком в спинку сидения. Больше у него не было сил протестовать.
Член был горячий, гладкий, сочился смазкой. Он идеально ложился в ладонь Мика. Его захотелось немедленно взять в рот и ощутить гладкость еще ярче, глубже.
Мик высвободил член Айзавы из трусов, наклонился и глубоко вдохнул. Этот запах Айзавы кружил голову еще хлеще.
Быстро расстегнув свои штаны, Мик обхватил кулаком собственный член и пару раз провел вверх и вниз. Удовольствие нахлынуло такое острое, что едва удалось сдержать стон. Потерев под головкой, Мик опустился еще ниже и взял в рот. Головка пульсировала, при желании можно было, наверное, посчитать пульс Айзавы.
Бедро под локтем было напряжено, словно каменное. Айзава сейчас, наверное, зажимал обеими ладонями рот и, может быть, молился, чтобы это все быстрее закончилось. Или наоборот. Во всяком случае, его бедра мелко дрожали, а член продолжал пульсировать, будто вот-вот взорвался бы, не начни Мик сосать его.
И он начал. Облизал головку по кругу, потер кончиком языка уздечку и снова облизал.
О, как бы он хотел видеть лицо Айзавы сейчас. Наверняка он закрыл глаза, а его волосы прилипли к влажному лбу.
Член у Азавы был небольшой и полностью помещался в широкий рот Мика.
Мик медленно двигал головой вверх и вниз, в так покачиванию автобуса, и старался не издавать звуки.
Под языком пульсировала особо крупная венка, и Мик постоянно облизывал ее,в награду получая особо крупную дрожь в ногах Айзавы.
Почувствовав, что вот-вот кончит, Мик зажал основание члена. Перед глазами полыхнуло белым, Айзава мелко вскинул бедра – скорее инстинктивно, чем осознанно, – и положил ладонь на затылок Мика, закопался пальцами в волосы.
Щекотная дрожь прошла вдоль позвоночника, заставляя повести плечами. Айзава тер пальцами его затылок и ненавязчиво надавливал. Гладил и давился, и не оставалось ничего другого, кроме как не останавливаться.
Продолжая посасывать головку, Мик опустил руку чуть ниже и обхватил ладонью яички. Бархатистую кожу хотелось гладить и мять бесконечно. Еще хотелось зайти чуть дальше, нырнуть глубже, прикоснуться между ягодиц Айзавы, но он никак не давал, как бы Мик ни старался.
От подобных мыслей возбуждение сильнее заплясало в крови, надавило на нервы, и Мик едва не пустил, почти наяву слыша, как Айзава стонет и умоляет вставить ему. Трахнуть его. Выебать.
Мик тихо застонал, быстро дроча себе, мягко перебирая яички Айзавы и втягивая в рот горячий член почти до основания. Через секунду Айзава закаменел, его пальцы в волосах Мика сжались, как стальные, а член во рту начал мелкой вздрагивать.
Мик глубоко вдохну, и в горло тут же ударила горячая долгая струя. Мик зажмурился и сглотнул, вылизывая языком гиперчувствительную головку.
Айзава и правда закрывал рот ладонь. Он сжимал ее до побелевших пальцев, корчился и жмурился, ловя отголоски оргазма и стараясь не застонать. Его щеки – нет, все его лицо – горели лихорадочно-красным румянцем.
– Айзава, Айзава, – шепнул Мик, продолжая быстр водить кулаком по члену, – поцелуй меня, а?
Айзава отнял ладонь от губ – они были все искусаны, – и потянулся к нему.
Рот его казался слаще, чем все, что пробовал Мик в своей жизни. На секунду замерев, ощущая в полной мере рот Айзавы, его руку в волосах на затылке, его быстрое дыхание – всего его, Мик кончил, крупно вздрагивая и едва успев подставить ладонь под головку.
– Ты чокнутый, – выдохнул Айзава, устало откидываясь на спинку и застегивая ширинку. Посторгазменный румянец все еще подсвечивал его лицо и шею. Айзава казался чертовски милым.
– Я такой, – хмыкнул Мик и спрятал в боковой карман сумки салфетку, которой вытирал ладонь. – И я тебе нравлюсь.
Айзава не ответил, смущенно уставившись в окно.
запись создана: 09.08.2016 в 14:01

@темы: фанфикшн, bnha

URL
Комментарии
2016-08-09 в 17:40 

Rashiro
тишина
Киришима и реслинг - это такое офигенное сочетание :heart:
А концовка, КОНЦОВКА!
Спасибо! :squeeze:

2016-08-09 в 17:51 

Суса~
то ли я чимин то ли кто
Киришима и реслинг - это такое офигенное сочетание
я тоже так думаю :crazylove:

КОНЦОВКА!
если честно, ради нее все писалось и я в нее влюблена :pink:

этот драббл мне тяжело дался, рада, что тебе понравилось :squeeze:

URL
2017-03-05 в 19:50 

смутно
голая, довольная луна
прошу прощения, я несколько с мороза, только что упала в хироаку, ГОСПОДИ, КАКОЙ КЛЕВЫЙ БАКУГО У ТЕБЯ
бакушима непростительно горяча

2017-03-06 в 00:47 

Суса~
то ли я чимин то ли кто
прошу прощения, я несколько с мороза, только что упала в хироаку, ГОСПОДИ, КАКОЙ КЛЕВЫЙ БАКУГО У ТЕБЯ
бакушима непростительно горяча

эх, человек, где же раньше ты был :squeeze: да расцелую тебя!
спасибо :heart: приятно, что кто-то это читает ахаха

URL
2017-08-18 в 17:58 

wolf rider
ваши кирибаку - это лучшее, что я читала, потому что сгорела
спасибо от всего сердца, пишите еще, пожалуйста :')

2017-08-18 в 22:44 

Суса~
то ли я чимин то ли кто
wolf rider, ох, так приятно получать отзывы даже спустя столько времени)
спасибо большое, что прочитали, очень рада, что вам это доставило удовольствие :pink:
пишите еще, пожалуйста :')
ничего не могу обещать, к сожалению, но если торкнет - я обязательно! :squeeze:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Кукурузный сироп

главная